События, мнения, публикации сообщества

Главный и единственно возможный в России драйвер – это государственный протекционизм

30 мая в рамках Международного промышленного форума «Интеллект машин и механизмов» пройдет Специализированная сессия «Системы безопасности как сегмент безопасного города». Спикером секции выступит Иванов Алексей Николаевич, заместитель генерального директора по ВЭД и работе с государственными органами ООО «Т8». В преддверии форума пресс-служба АКРП публикует интервью со спикером.

С какими сложностями сталкивается отрасль в настоящее время?

После тридцатилетней целенаправленной продажи рынков высокотехнологичной продукции иностранцам и отсутствия системной государственной поддержки продукции российского производства задача возвращения доверия к российской продукции выглядит непросто. Основной сложностью сейчас является выстраивание мостов с потребителями радиоэлектронной продукции. Несмотря на явный сигнал от государства в необходимости поддержки российских производителей аппаратуры и ЭКБ, многие заказчики по инерции предпочитают закупать иностранное, оставляя устранение геополитических рисков на потом. Поэтому крайне важным является выстраивание диалога между российскими поставщиками и потребителями, при активном участии государства. Отрадно видеть, как такая работа набирает обороты в этом году. Всё больше заказчиков вовлекается в конструктивный диалог, в частности, в рамках сквозных проектов. У российских компаний появляется возможность протестировать свою продукцию в реальных условиях, довести её до требований заказчика, и с помощью механизмов государственного субсидирования дать конкурентную цену, предоставив в итоге заказчику востребованный качественный продукт.
Выстраивание конструктивного взаимодействия между российскими поставщиками и потребителями – основная задача на сегодня. И она обязательно будет решена, ведь в решении задачи стало играть активную роль государство, создавая под решение этой задачи обширную экосистему. А в качестве механизмов поддержки появляется всё больше инструментария. Это и различные НПА (классические, такие как ФЗ 44, ФЗ 223, ПП 878, ПП 719, ПП 925, а также новые, ПП 2013 о квотах на закупку российской продукции, а также ПП, которые планируется использовать в рамках сквозных проектов). Это и директивы представителям государства в компаниях с государственным участием на закупку российского. Это и прямые KPIруководителям компаний-заказчиков на реализацию проектов государственной важности.

Как Вы считаете, что мешает экспорту российской высокотехнологичной продукции? Есть ли шансы у отечественного бизнеса на мировом рынке hi-tech продуктов?

В первую очередь нужно хорошо понимать своё место на рынке. Знать своих конкурентов, знать степень своей конкурентоспособности по цене и по технике. Не секрет, что большинство наших компаний являются компаниями-поставщиками так называемого третьего сегмента (Tier 3). Ничего страшного, для продажи такой продукции существует своя стратегия. Поначалу поставки будут единичны, и покупатели тоже будут из третьего сегмента покупателей (маленькие и рискованные). По мере роста узнаваемости и объема поставок будет появляться возможность поставлять потребителям премиум сегмента.
Потенциально можно сократить это время, но для этого нужно системная государственная поддержка экспорта высокотехнологичной продукции. Такая на сегодняшний день отсутствует, но наверняка в ближайшее время появится.
Мы в компании Т8 пока следуем собственной стратегии, и, несмотря на пандемию, за последний год отгрузили оборудование в Казахстан, ЮАР и Эфиопию.
Мы видим, что в мире есть спрос на «третьего игрока», подразумевая, что первыми двумя являются американцы и китайцы. И особенно есть спрос на доверенные системы, укрепляющие информационную безопасность и цифровой суверенитет. Ведь все те уникальные вызовы, с которыми сегодня сталкивается Россия, далее трансформируется в опыт, в технологии, на которые есть большой спрос.

На что может опереться наша отрасль в развитии? Какие драйверы развития сейчас наиболее важны и как их использовать?

Главный и единственно возможный в России драйвер – это государственный протекционизм. Особо изобретать тут ничего не надо, всё придумали еще 100 лет назад. Например, закон 1933 года «нанимай американцев, покупай американское» дал гигантский импульс развитию американской высокотехнологичной продукции. Американское правительство вручную балансировало рынок между конкуренцией и необходимостью иметь собственный суверенитет. Затем по такому же пути шел целый ряд стран – японцы, южнокорейцы и т.д.
Похоже, что мы наконец-то тоже пришли к ручной балансировке рынка. У этого есть свои плюсы и минусы, но похоже, что этот подход на сегодняшний день безальтернативен. Сквозные проекты, закон о квотах, работа с якорными заказчиками и т.д. должны дать существенный импульс развитию нашей отрасли.